Почему выросло политическое напряжение из-за войны и что будет с помощью Запада для Украины

29

Во время подготовки материала использовались оффрекорд-комментарии украинских и западных топ-чиновников, политиков и дипломатов, публикации TIME, The Economist, The Wall Street Journal, публичные заявления украинского руководства.

Почему не будет выборов

Если бы не случилось полномасштабного российского вторжения, в эти дни украинское общество было бы поглощено обсуждением итогов парламентских выборов, прошедших в конце октября, формированием коалиции и нового Кабмина. Но по очевидным причинам запланированные на 29 октября выборы не состоялись.

И, по информации РБК-Украина, над их возможным проведением в срок во власти никто всерьез и не задумывался. Нынешний созыв Верховной рады давно вызывает раздражение – из-за своей неспособности оперативно принимать нужные законопроекты и по причине бесконечных скандалов, в которые попадают депутаты из правящей партии. Тем не менее, худо-бедно с принятием законопроектов парламент справляется, что особенно важно в связи с ожидаемым началом переговоров о вступлении в ЕС. А скандалов в последнее время стало заметно меньше, чем этим летом. Кроме того, гипотетический следующий созыв Рады в любом случае был бы еще менее подконтролен Офису президента.

Другое дело – президентские выборы, которые по графику должны состояться в конце марта следующего года. А формальное решение о старте кампании Верховная рада должна была бы принять еще в конце декабря.

Разговоры о президентских выборах активизировались в конце лета, после визита в Украину американского сенатора Линдси Грэма, заявившего, что выборы должны состояться. Президент Владимир Зеленский своими заявлениями также неоднократно подогревал интерес к этой теме, подчеркивая, что выборов не боится, но их проведение сопряжено с множеством сложностей.

Сенатор Линдси Грэм (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Недели три назад собеседники РБК-Украина во властной команде стали говорить о будущих выборах уже с большей определенностью – якобы неофициальная кампания уже запущена. А профильный комитет ВР даже подготовил драфт законопроекта о том, на каких территориях можно будет проводить голосование (надежд на то, что до марта Украина сможет деоккупировать всю свою территорию, к сожалению, нет).

Точку (или точку с запятой) в этой истории поставил сам Зеленский. 6 ноября в очередном видеообращении он заявил, что выборы сейчас "не ко времени". Собеседники издания в его окружении говорят, что таким образом тема железно снята с повестки дня как минимум до будущей весны, а то и дольше.

По информации РБК-Украина, руководство страны действительно колеблось, стоит ли сейчас заходить в историю с выборами, были сторонники и одной, и другой точек зрения.

Выборы в марте дали бы Зеленскому неплохую возможность зафиксироваться в президентском кресле, обеспечив себе абсолютную легитимность на ближайшие годы. Тем более, что рейтинги показывают – серьезных соперников на политическом поле у него сейчас нет, победа даже в первом туре была бы вполне возможной.

С другой стороны, проведение выборов сопряжено с огромными техническими и политическими рисками. О первых уже много говорилось: как обеспечить участие в выборах военных и миллионов украинцев, уехавших от войны за рубеж; как в военных условиях гарантировать свободную работу медиа и агитацию на всей территории Украины; как верифицировать списки избирателей в условиях массовой миграции людей даже внутри Украины; как обеспечить нормальный избирательный процесс на прифронтовых территориях, да и по всей Украине, с учетом постоянных воздушных тревог и т.д.

На это накладывались политические риски. Даже сейчас, в межвыборный период, в украинских медиа, а особенно в соцсетях бушуют нешуточные политические страсти. С учетом политической культуры в Украине, где любые выборы априори превращаются в войну на уничтожение, официальная избирательная кампания накалила бы страсти многократно. Нужна ли такая война в условиях войны реальной – это вопрос тоже неоднократно звучал на совещаниях по поводу выборов.

В итоге, все эти аргументы перевесили другой аргумент, который также озвучивают в президентской команде: чем больше времени пройдет, тем сложнее будет Зеленскому переизбраться (если, конечно, война не закончится абсолютной и бескомпромиссной победой Украины).

Есть ли конфликт Зеленского и Залужного

Но хотя выборы как такие сейчас и сняты с повестки дня, околополитический процесс бурлит, пусть и со смещенным фокусом – теперь говорят о "расколе между военным и политическим руководством Украины" и стратегическом кризисе, постигшем команду власти в целом.

Старт этим разговорам дала резонансная статья в американском TIME, в которой со ссылкой на анонимные источники рассказывалось о многочисленных проблемах, с которыми к концу второго года большой войны столкнулось украинское руководство во главе с Зеленским.

Буквально через пару дней главнокомандующий Валерий Залужный рассказал британскому Economist о том, что война с Россией окончательно приобрела позиционный характер, объяснил причины этого и предложил план выхода из ситуации, главное в котором – получить технологический перевес над агрессорами.

Заявления Залужного вызвали довольно резкую реакцию на Банковой. Их жестко раскритиковал замглавы Офиса президента Игорь Жовква, своей должности внезапно лишился командующий сил ССО Виктор Хоренко, причем, по информации РБК-Украина, Залужного об этом в известность заранее не поставили. Ряд источников издания говорят, что ключевая причина этой отставки – непубличный конфликт экс-командующего ССО с одним из замов Андрея Ермака, Романом Машовцем, ответственным за военное направление в ОП. РБК-Украина обращалось с запросом на интервью с Машовцем, но к настоящему моменту ответа от ОП не получило. Примечательно, что согласно официальной биографии Машовца на сайте Офиса президента, он стоял у истоков создания Сил специальных операций.

Экс-командующий ССО Виктор Хоренко (фото: facebook.com/usofcom)

Собеседники издания и в президентской команде, и в окружении главкома подтверждают: некоторое охлаждение отношений между Зеленским и Залужным действительно имеет место (хотя и не до такой степени, как его расписывают многие западные медиа).

"Мы видим, какая ситуация, возник запрос на зраду. Ищут виновных. Между Зеленским и Залужным действительно охладились отношения. Но дело в том, что они в таком состоянии могут сосуществовать долго – давайте вспомним пример Порошенко и Гройсмана", – говорит собеседник в президентском окружении.

Он допускает, что Залужный писал свою колонку для Economist с искренним побуждением – объяснить Западу, в чем состоят наши проблемы, как-то расшевелить его и показать пути выхода. В то же время, подчеркивает собеседник, Залужный не имеет особого опыта общения с западными чиновниками, не до конца понимает, как там происходит процесс выработки решений.

В итоге, вероятно, коммуникации Залужного имели обратный эффект – скептики предоставления Украине военной помощи получили еще один аргумент, дескать, вот даже сам украинский топ-генерал признает, что ситуация зашла в тупик.

Неизвестно, были ли тезисы колонки согласованы с Банковой. По информации РБК-Украина, в Офисе президента знали о планах Залужного выпустить такой материал, но не о его содержании.

Еще один собеседник во власти полагает: у Зеленского должны были как-то отреагировать на публичные тезисы Залужного, но сам президент сделать этого по понятным причинам не мог. Но и передать главкому сигнал было нужно. Другой вопрос – не усугубила ли ситуацию эта реакция.

Вероятно, поводов говорить о каком-то "расколе" в высшем военно-политическом руководстве страны было бы гораздо меньше, если бы фоном не служила бы перспектива все тех же выборов.

Так, в процесс активно включилась украинская оппозиция. В "Слуге народа" уверены: команда Петра Порошенко будет активно играть на любых противоречиях внутри власти. Собственно, так обычно делает любая оппозиция, но собеседники в СН считают, что их заклятые оппоненты преследуют и другую задачу: максимально субъективизировать Залужного как политика, пока что – в медиа-поле.

Действительно, потенциальное участие Залужного в выборах, с учетом уровня электорального доверия к нему, может серьезно смешать все расклады. Вот только сам главком, по информации многочисленных собеседников в разных лагерях и структурах, в политику не собирается и фокусируется лишь на войне. Но попытки "охмурить" Залужного не прекращаются, программа-минимум – хотя бы заручиться его поддержкой на случай парламентских выборов. Хотя, конечно, есть и желающие Залужного "заминусовать".

В свою очередь, в президентской команде признают: Залужный – в целом хороший военачальник, хотя ряд проблем в войсках, например, с Медицинскими силами, оставались хронически нерешенными (вечером 19 ноября Зеленский поменял их руководство). Но уволить его сейчас – значит, автоматически дать ему существенный стартовый бонус на случай вероятной политической карьеры, в прибавок к текущей популярности.

Поиск виноватых и ссоры в команде неизбежно начинаются, если не удается достичь поставленных задач. Это справедливо для любой структуры: хоть инвестиционной компании, хоть футбольного клуба, хоть страны в целом. Украина же, объективно, поставленных на 2023-й задач выполнить не смогла – "годом победы" он точно не стал.

Главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

И власти в этом смысле следовало бы уже начать вести с украинцами честный разговор, а не продолжать гнуть позитивную повестку. Это действительно помогло стране выстоять в первые недели большого вторжения, но теперь это работает с обратным эффектом. Ведь если тезисы о "скорой победе" звучат больше года, а эта победа так и не наступает – это постепенно лишь снижает доверие к властям.

Другое дело, что на этих противоречиях активно пытается играть главный враг – Россия. Зеленский на днях публично заявил о существовании плана "Майдан-3" по сеянию хаоса и раскола внутри страны, с дальнейшим переворотом.

С одной стороны, было бы крайне наивно предполагать, что агрессор таких планов не вынашивает. Попытки играть на любых украинских проблемах и конфликтах, от мобилизации до высоких цен, не прекращались как минимум с первой волны агрессии в 2014-ом. "Если Украину кто и может "сдать", так только мы сами", – эту мысль в разных вариациях РБК-Украина от представителей власти и спецслужб слышало неоднократно.

С другой стороны, значительная часть населения восприняла новости о "перевороте" с изрядным скепсисом. Призывы "не расшатывать лодку" звучали, наверное, от каждой правящей команды времен независимости (чего стоит знаменитый "план "Шатун" 2016 года).

Впрочем, внешняя ситуация для Украины никогда не была настолько сложной. А потребность в единстве – настолько витальной. Пока, несмотря на межличностные ссоры и объективные трудности, военно-политическое руководство страны это единство в целом сохраняет. Хотя о единстве времен ранней весны-2023 речи уже нет. В любом случае, перемирие на внутреннем фронте должно наступить как можно скорее, в свете серьезных проблем на фронте внешнем. И речь даже не о непосредственных боевых действиях на Юге или Донбассе.

Чего ждать от западных союзников

Несложно заметить, что в последние месяцы мировая конъюнктура в целом складывается не в пользу Украины. Причем не по вине и даже без участия самой Украины. В Палате представителей американского Конгресса – хронический кризис, на Ближнем Востоке началась большая война, отвлекающая силы и внимание Запада, в Словакии к власти пришло украиноскептическое правительство и т.д. И над этим возвышается главная угроза – набирающая ход президентская кампания в США и возможный приход к власти Дональда Трампа, с непредсказуемыми последствиями для США, Украины и всего мира.

Возможность Киева повлиять на эти процессы, безусловно, ограничена или вообще не существует. Тем не менее, внешнеполитическая стратегия или, как минимум, риторика, точно нуждается в корректировке.

В целом хорошо зарекомендовавший себя в прошлом году подход – нетрадиционная, "агрессивная" дипломатия (параллельно с "позитивом" для внутриукраинской аудитории) – очевидно, не работает. Например, Германию в прошлом году такими методами все же удалось расшевелить, а вот на Вильнюсском саммите НАТО летом этого года резкий тон Зеленского едва не сработал в минус.

Хороший вывод, к которому РБК-Украина пришло после общения с европейскими и американскими официальными лицами – помогать Украине никто не перестанет, политическая воля и симпатии населения (основной фактор в демократии) в целом остаются на нашей стороне.

Президент США Джо Байден (фото: Виталий Носач / РБК-Украина)

Но других позитивных новостей немного – кроме вероятного скорого начала переговоров о вступлении Украины в ЕС (что, впрочем, не имеет прямого, непосредственного эффекта в военном противостоянии Украины с РФ). Показательный факт – нищая, но милитаризированная до предела Северная Корея смогла поставить России более миллиона снарядов. А могучий, богатый, но упустивший свою оборонку Евросоюз с аналогичной задачей для Украины не справится, как уже официально признано, даже до марта следующего года.

Все опрошенные РБК-Украина собеседники признают: следующий год для Украины будет более сложным, чем текущий. Основная угроза, конечно, – это политическая турбулентность в США, последствия которой уже ощутимы и публично признаются по обе стороны океана.

Какие-то шаги на американском направлении Киев уже делает: к примеру, пришло осознание того, что не надо концентрироваться только на сотрудничестве с действующей администрацией Белого дома, начались более активные контакты с различными группами и в Республиканской партии.

"Мы будем поддерживать Украину столько, сколько потребуется", – эта уже избитая фраза остается актуальной и для Вашингтона, и для других европейских столиц. Сколько именно "потребуется" – сказать не может никто, что неудивительно: финального видения того, чем и как должна закончиться российская агрессия против Украины, не выработали ни в США, ни в Европе.

Если потенциальное президентство Трампа не перевернет все вверх дном в мировой политике и российско-украинской войне в частности, текущая ситуация может затянуться очень надолго. Соответственно, и Запад должен менять свои подходы: от преувеличенного внимания к тому, на сколько километров украинские войска продвинулись на каком-то направлении, до безусловной и, главное, долгосрочной поддержки Украины, которая остается в интересах самого Запада. Это начинают признавать как в европейских дипломатических кругах, так и в медиа.

Экс-президент США Дональд Трамп (фото: Getty Images)

На днях в украинских соцсетях разлетелось опубликованное в The Wall Street Journal эссе руководителей Центра Карнеги Юджина Румера и Эндрю Вайсса под говорящим названием: "Пора прекращать с магическим мышлением на счет поражения России".

Авторы говорят о том, что западные лидеры слишком верили в то, что какой-то их метод – санкции, успех украинского контрнаступления, предоставление новых видов оружия Украине – заставит Кремль пойти на переговоры. Или что в самой России произойдет переворот с отстранением Путина от власти.

В украинском Facebook обратили внимание прежде всего на первую часть эссе: о том, что Россия пока вполне выдерживает войну на истощение, Путин после попытки пригожинского переворота только укрепил свою хватку за власть, санкции не наносят российской экономике и оборонке критического ущерба и т.д.

Но мало кто обратил внимание на другую часть эссе – о том, что сейчас позиции России в противостоянии с Западом намного слабее, чем в свое время у Советского союза. Нынешняя РФ не может предложить миру никакой идеологической модели, как в свое время СССР, Европа не лежит в руинах, как после Второй мировой, НАТО принимает в свои ряды новых членов, общий баланс сил однозначно смещен не в пользу Москвы, которая вынуждена просить помощи у китайцев, иранцев и северных корейцев. И самое главное – вопреки всем ожиданиям, Украина смогла выстоять. Потому помощь ей – это ключевой элемент нужной Западу стратегии по сдерживанию России: продолжения санкций, дипломатической изоляции, укрепления оборонки в США и Европе. "США и их союзникам необходимо четко понимать долгосрочный характер этого предприятия", – говорится в эссе.

Что в этом случае остается делать Украине, помимо донесения таких мыслей до собеседников в западных властных кругах? Очевидно, воевать, укрепляться и ждать.

"До весны все будет оставаться как есть: и внутри страны, и на фронте, и на Западе. Будем отбиваться от обстрелов и следить за американской политикой – для нас она сейчас важнее, чем наша", – сказал РБК-Украина собеседник в президентском окружении.

Предыдущая статьяРФ вивела свої кораблі з Чорного та Азовського морів
Следующая статьяКурс валют в Украине на 20 ноября: сколько стоят доллар и евро